Жизнь замечательных самарцев: Крестовые походы

Ученые области издавна бились над загадкой – откуда в древних летописях взялись упоминания об участии наших земляков в крестовых походах, если ни одного имени крестоносца из Самары истории неизвестно?

самарцы
16 октября 2017, 00:36 Комментариев нет

Всё началось с того времени, когда архивист и библиограф Нестор Пименович Боянов обнаружил Красноглинскую летопись Мехзаводского извода, где черной сажей по белому пергаменту было написано: «Ходиша самаряне в походы крестовыя и многия живота и рухляди в оных полишилися».  Поскольку ранее никто из историков не упоминал о самарских крестоносцах, исследователь загорелся идеей докопаться до истины и заново перечитал все известные тогда древнесамарские летописи.

Тщетно – никаких упоминаний о крестовых походах. Боянов заболел архивной лихорадкой и умер, однако успел заразить своим энтузиазмом ученика – Татищу Карамзиновича Соловьевского. Этот человек сделал гениальную догадку – он расширил круг исследуемых манускриптов, добавив к ним летописи Зубчаниновскую, Кинельскую (обоих изводов – Усть-Кинельскую и Кинель-Черкасскую) и даже «Великое сказание о Безенчукидах», только-только переведенную Кнорозом Шампольевичем после расшифровки старохворостянских иероглифов.

И вот она – эврика! В одном из текстов упоминались «хреновые погоды», из-за которых «киневлян и безенчукчев живот и рухляди многия погорели». А в «Сказании о Безенчукидах» целых 20 стихов были посвящены тому, как хан Хворостян сражался с «хреновыми уродами», которые хотели лишить кочевников Великой Глушицкой степи «многого добра и домашней животины». Соловьевский был очень разочарован – никаких крестовых походов, одни погоды и уроды. Видимо, красноглинские переписчики в XVII веке ошиблись, спутав «хреновые» с «крестовыми». И никакой научной сенсации…

Исследования были заброшены вплоть до второй половины ХХ века, когда младший научный специалист кафедры старосамарского языка и литературы института путей сообщения Б.И. Паровозов опубликовал в журнале «Гудок Поволжья» лингвистическое исследование, в котором убедительно доказал, что выводы Шампольевича нуждаются в серьезной корректировке. Новое прочтение знаменитой фразы звучит на древнехворостянском как «суровая пора, в которую Хворостян бился с пришельцами за добро и скотину». А кинельские летописи по неграмотности переводчиков восприняли эти сведения как «хреновую погоду».

В свете новых открытий историки вернулись к гипотезе о том, что самарцы всё-таки вполне могли ходить в походы – например, на Безенчук. А поскольку древние безенчукчи, как известно, были язычниками, поклонявшимися богам Квасу, Пивасу и Колбасу, то война вполне могла вестись под религиозными лозунгами. Окончательную точку в этом вопросе могут поставить археологи Поволжского института сервиса, готовящие к публикации монографию, обобщающую опыт раскопок на местах поселений того периода, лежавших вдоль автомобильной дороги Самара – Безенчук.

Внимание! Рубрика является юмористической, и все совпадения с реальными людьми и их именами и фамилиями случайны и не входили в авторский замысел.