Жизнь замечательных самарцев: Юрий Долгорукий

На самом деле князя Юрия, очень долго боровшегося за Самарский стол, чаще называли Рукокрюким или же Длиннорублевым, поскольку он был феноменально жаден и безобразно богат.

самарцы
9 октября 2017, 00:01 Комментариев нет

Княжил Юрий в Красноглинском и Кировском районах, краю, где поселенцы-колонисты из центра Самары перемешивались с аборигенами – зубчаниновскими цыганами и машиностроительными племенами. Длиннорублевым его прозвали за то, что он сделал себе состояние, выстраивая хижины из дранки и тёса и сдавая их в аренду тем, кто не мог найти достойное обиталище в перенаселенных центральных районах Самары. Постепенно так возникли целые поселки – Ключья Круть, Кошелка и Выселки.

Однако же душа Юрия всегда рвалась в центр – он хотел подчинить себе стольный Самарский район, князь которого по-прежнему считался правителем всего города, как в старые времена Куйбышевской Руси. За его многочисленные и не очень удачные попытки прорваться за улицу Полевую он и получил свое второе прозвище – Рукокрюкий. Однако тут Юрий встречал упорное сопротивление местных князей (Самарского, Октябрьского, Ленинского, к которым иногда присоединялись и Советский с Железнодорожным), которые с помощью своих бояр и народных дружинников не пускали «безымянских» в реальную власть.

Тогда в голове у Юрия Длиннорублевого родился коварный план – он решил построить не просто поселок из дранки и тёса, а настоящий новый город, который заберет у Самары всю силу и влияние, перехватив богатый шлях на Тольятти, по которому традиционно двигались купцы на самобеглых телегах, а также дорогу на аэропорт Курумоч. Чтобы всем было понятно, насколько грандиозен его замысел, проект получил название Новая Москва.

Как только самарские бояре из центральных районов прознали про этот замысел, они тут же смекнули, что Новая Москва лишит их выгодной торговли. И приняли меры – тут же призвали Юрия на Самарский стол и сделали вид, что рады ему подчиняться и служить. Когда же князь с триумфом и помпой на белом в яблоках «ауди» въехал в Белый Кремль, его провели на торжественный банкет и накормили грибами. Наутро Юрий почувствовал себя плохо – у него возникло непреодолимое желание улететь в Пермь и строить там бизнес заново, с нуля…

А поскольку все пермяцкие летописи сгорели во время великого пожара на Коми-Пермяцкой керосиновой фабрике, о дальнейшей судьбе улетевшего туда князя историкам более ничего не известно.

Внимание! Рубрика является юмористической, и все совпадения с реальными людьми и их именами и фамилиями случайны и не входили в авторский замысел.