Анастасия Кнор: «Всё самарское телевидение делается теперь для губернатора»

Член Союза журналистов РФ, эксперт по самарскому телевидению, в прошлом популярный тележурналист и главный редактор телеканала «ГИС» Анастасия Кнор призналась, что не смотрит телевизор уже несколько лет, и объяснила, почему умирает региональное телевещание.

кнор
9 июня 2017, 00:04 1 комментарий

«Пока были личности – были и интересные проекты»

— Еще несколько лет назад на самарском телевидении были популярные проекты, известные журналисты… А сейчас складывается впечатление, что мы наблюдаем вымирание регионального телевидения. Куда всё уходит?

— Пока на самарском телевидении были личности – были и интересные проекты, и телеканалы, как только все стали работать по пресс-релизам, и за всё «от и до» стали платить – «интересности» исчезли. Я не вижу сегодня на «телеке» ни одного человека, на которого бы мне захотелось посмотреть еще раз.

В этом году у меня, правда, случился еще и культурный шок, когда я наткнулась на передачу «Вечер с Княжной» на «Скате». Я, скажу честно, посмотрела до конца три передачи – это пошлятина не в квадрате, и даже не в кубе! Я думала, что такое невозможно на самарском телевидении, но оказалось, что ошибалась.

— Куда же ушли все личности из «ящика»?

— На самом деле я слукавила, сказав, что не могу выделить никого. Единственный человек, которого я до сих пор смотрю с удовольствием на экране – это Данил Рыбалко. У него осталась какая-то внутренняя свобода, которую он транслирует, и делает это профессионально. ГТРК относительно других каналов еще более-менее держит марку.

Давайте устроим краткий экскурс по местным телекомпаниям. «Губерния»– это канал, который всё согласует с «Белым домом» от «А до Я». Свобода мысли здесь в принципе невозможна. Поэтому оттуда потихонечку ушли все мои друзья. Сейчас там всё, как скажет губернатор. Для меня было очень показательно, когда на одном из собраний Николай Меркушкин сказал, что ему не нравится то, что самарское телевидение употребляет имена героев сюжетов без отчества. «Губерния» перестроилась вмиг, и не следующий день в титрах стали писать «Н.И. Меркушкин – губернатор Самарской области».

«Терра» еще остается небольшим «оплотом свободы». Они смотрят несколько шире, чем все остальные. Там есть своя аналитическая служба, еще остались репортерские навыки. Но мне предельно скучно смотреть этот телеканал из-за картинки – там все такое унылое и старенькое, маленькие студии с низеньким светом…

Про «Скат» я вообще больше не говорю – это «за гранью добра и зла».

«ГИС», который я «вскормила» в свое время, теперь тоже меня пугает. Сперва у них был один начальник – городская администрация, теперь их два – мэрия и губернатор. И там, где должны быть городские новости – идут сплошные сюжеты про чиновников. Мне такое категорически не интересно смотреть.

Более-менее официальную точку зрения дает ГТРК, но и у них всё запредельно скучно. Очень люблю Елену Крылову, но у них корпоративная политика –заработать  как можно больше денег. Нет ни одной новости, которую они дают бесплатно, всё по информационным договорам с разными ведомствами. О какой свободе выражения мнений здесь может идти речь? Я думаю, что у них самих иногда сводит зубы от того, что им приходится делать.

Когда я работала главным редактором на «РИО» (помните, был в Самаре такой телеканал?), у нас был принцип: если вы покупаете у эфирное время – покупаете время, а не позицию журналиста. Теперь же я даже представить себе не могу, какую самарскую программу сейчас зрители могут ждать.

knor

«У нас даже о культуре разговаривают с позиций политики и экономики»

— Если нельзя свободно выражать мнение на тему политики и экономики, ведь остаются еще вечные темы – спорт, культура, образование… Хотя бы тут можно было местному телевидению «оторваться»?

— Увы, но у нас из таких «ярких пятен» на местном телевидении есть только две программы – Миши Перепелкина с его краеведческой тематикой и передача на «Губернии», «Поисковый отряд». (Ее еще не закрыли? Когда я случайно на нее попадала, то смотрела с удовольствием.) И это всё. У нас даже о культурной жизни разговаривают с точки зрения политики или экономики. Про тот же новокуйбышевский театр «Грани» Дениса Букурадзе, который постоянно получает всякие федеральные премии, последняя новость – сколько будет стоить новый проект театра… У нас всё, что связанно с рецензиями на премьеры, появляется лишь благодаря тандему Ксении Аитовой и Армена Арутюнова в «Волжской Коммуне», в «Свежей Газете Культура», либо в Интернете.

— Можно сказать, что самарское телевидение равнодушно к зрителю, и привлекать его – задачи нет?

— Такой задачи нет, эта связь давно разорвана. Как только между СМИ и зрителем начала вклиниваться власть, это неминуемо привело к тому, что всё телевидение делается теперь для губернатора, или для хозяина. Про зрителя вообще все позабыли.

— Что же может ждать наше региональное телевидение в такой перспективе?

— Cамарское телевидение, я думаю, в конце концов рухнет. Во-первых, потому что сейчас очень низкий рекламный бюджет, а это, как ни крути, основа финансовой деятельности. За последние годы процентов на 50 упала рекламная активность. Умные и расчетливые рекламодатели стали уходить в Интернет, потому что там понятные и измеримые результаты. Я слышала о том, что собираются ликвидировать «ГИС», его и так уже слили с «Cамарской Газетой», и недалек тот день, когда совсем закроют. Останется «Губерния», хотя это телевидение «мертворожденное»: я долго ждала, когда оно начнет развиваться, но там даже заставки не меняют. Единственный, кто вкладывает в свое «промо» и обновление – это ГТРК. А все остальные доживаютсвой век.

Я вообще уже практически лет пять не смотрю телевизор регулярно, только периодически включаю любимые каналы. Всё, что связанно с местной политикой я лучше в Интернете почитаю. Всё думаю, что, может быть, наши телеканалы как-то начнут переориентироваться на Интернет. И у нас станет больше интернет–телевидения, нежели дорогого эфирного.

— А самарскому зрителю нужно наше региональное телевидение?

— Поколению до 50 лет уже не нужно телевидение – оно в Интернете. Но существуют те, которые до сих пор читают «Социальную газету», для них телевидение – это главный источник информации.

Еще один момент – если мы возьмем федеральные каналы, то у каждого есть своя концепция. СТС, например,  в свое время поставил на школьников и с ними начал потихонечку расти – сейчас мы можем сказать, что основная аудитория этого канала «20+». А по передачам наших местных каналов вообще нельзя понять, кто у них целевая аудитория. Они сами не понимают, для кого работают. У нас телевидение делается для какой-то аморфной массы, или, как я уже сказала, для губернатора.

 

«Блогеры портят карму всей журналистике»

— А если наше телевидение уйдет в Интернет, какое его там ждет будущее?

— Все нормальные СМИ ушли в Интернет. Их я читаю с удовольствием, у меня много любимых региональных сайтов. И, надеюсь, с ним не случится того, что случилось с телевидением. Интернет всё-таки пока властям тяжело контролировать – всё, что не скажет журналист в официальном СМИ, он запросто напишет на своей страничке «ВКонтакте» или на«Фейсбук».

Мы думали начать сетевой ТВ-проект, но время не пришло. Надо смотреть по тенденциям в Москве, если у них всё будет складываться хорошо, то через 2-3 года пойдет и у нас. «Дождь» не показатель – там всё основано как раз на личностях. Сергей Минаев делал свой канал – и его смотрели, сейчас Юрий Дудь на своем «вДудь» раскручивает именитых гостей «на раз-два». «Сопливый» парень троллит взрослых дядек и ничего не боится. У него просмотры миллионные – вот это будущее. Все идут на личности, если найдутся такие, значит, будет у нас телевидение и в Интернете.

— А у нас есть система подготовки тележурналистов?

— Среди знакомых мне хороших журналистов нет ни одного с профессиональным образованием. Все пришли в профессию потому, что она их увлекла. Сколько далеких от журналистики людей стали нормальными журналистами – тот же Миша Матвеев, журналист, на мой взгляд, высокой пробы (как бы лично к нему и его взглядам не относиться), у него все материалы резонансные, и он неплохо пишет.

— Некоторые считают, что блогеры – сильная сторона самарской журналистики.

— Я терпеть не могу блогеров, считаю, что они «портят карму» всей журналистике. Их возвысили искусственно – опять же, власть предержащие. Если бы Денис Кортунов в свое время не создал сообщество «Самара.ру», без этого они бы не стали тем, кем они стали. Из блогеров могу читать только Илью Кругового, и то потому, что он профессиональный журналист. Ну и Бегуна читала до последнего.

— Напоследок личный вопрос – почему в свое время, когда были очень популярны как журналист и специалист, не перебрались в Москву, на федеральные каналы?

— Никогда не хотела туда. Я «ментально связана» с Самарой и не люблю Москву. Зачем жить в городе, запертом со всех сторон кольцом, за границы которого ты практически не можешь выбраться? Это город для работы, а я хочу, помимо этого, еще и жить. В этом плане Самара меня всегда устраивала. Меня не очень устраивает то, что происходит в этом городе, но оторваться от Волги и нашей природы для меня невозможно…

Елена Щекочихина, специально для «ДП»




Комментарии закрыты

  • Анатолий Пальто #1 16.06.2017 02:12
    Прохожий 1 Сообщение

    Ставлю материалу двойку лишь потому, что ни разу не сказано про «Таинственную Самару». Зачем все вот эти «я, я, я», если Вы, Анастасия, не хвалите наше лучшее и самое неподкупное самарское издание?

    P.S. Спасибо, что изобрели бульонные кубики! Но всё равно выслали вам грача, больного СПИДом, за отсутствие похвалы в наш адрес. Так что носите асбестовый шлем и оглядывайтесь.