История с летальным исходом

Почему мне захотелось в ней разобраться? Стоившей жизни одному человеку и сломавшей жизнь другому. Из-за надежды. Что подросшая девочка, мама которой умерла во время операции полтора года назад, не озлобилась бы и чтобы смогла принять обстоятельства такими, какие они есть. И чтобы мужество помогло врачу А.К.* пережить то, что изменить невозможно…

история
11 апреля 2017, 13:04 9 комментариев

Анечка

В сереньком спортивном костюме и розовых носочках Анечка сидела на кровати в больничной палате и держала маму за руку. Настроение у нее было скверное, слезы катились по щекам, и Анечка все повторяла: «Мама, не надо, не надо…»

Время было девять часов утра, на календаре стояла дата — 1 октября 2015 года. Через несколько минут Анечке предстояла операция по удалению гланд, делать которую она очень не хотела. На операцию ее буквально за руку привела мама, работавшая в этой же частной клинике заместителем директора. Она хорошо знала врачей поликлиники, в которой работала почти десять лет. И доверить свою доченьку могла только лучшему врачу-оториноларингологу А.К., имевшему безупречную репутацию. Дочку же ее так и называли в поликлинике – «Анечка», поскольку знали с юности – девушка часто заглядывала на работу к маме и не была здесь случайным пациентом.

Анечка работала фитнес-тренером, была стройна и подвижна, вместе с мужем Костей воспитывала двухлетнюю дочурку. Но постоянные недомогания, угревая сыпь, боли в горле, ангины по два – три раза в год… – мама искренне хотела помочь дочери, и одной операцией отсечь от нее проблемы со здоровьем.

Потом, когда ее позвали, она взяла себя в руки и уверенно вошла в кабинет к врачу, подписала все полагающиеся бумаги – согласие на операцию.

…За окном было осеннее утро. Как оказалось, это утро стало последним в жизни молодой 28-летней женщины.

Врач А.К.

33 года проработал врачом оториноларингологом. 1 октября 2015 года он ехал на работу и наслаждался теплым осенним утром. Почему-то промелькнула мысль о девочке, другой его пациентке, приговоренной к срочной операции на гланды в какой-то больнице. Ее привели к нему родители как к врачу с надежной репутацией, надеясь избежать операции. И действительно, он назначил девочке лечение, считая, что есть шанс на успех при правильном подходе к болезни.

Мысленно прокручивал предстоящую в этот день операцию – за многие годы у него выработалась такая привычка. Пациентке было 28 лет, и он вспоминал, что ее мама категорически отказалась от лечения. Случай был сложный – хроническое воспаление, но его опыт показывал – не безнадежный, следовало попробовать лечить. – «Нет, будем резать! – резко «отрезала» мама пациентки». Дочь маме не перечила. И так как показания к операции имелись, она была назначена.

Вот к такому врачу, с надежной репутацией, такому, что даже коллеги-медики приходили к нему лечиться, привела мама Анечки свою дочку.

Операция с летальным исходом

После подписания всех полагающихся бумаг пациентку перевели в предоперационную палату, надели стерильный головной убор, обернули стерильной простынею и пригласили в операционное кресло. Вошел врач. Как обычно, подтянутый, сосредоточенный.

На часах было 9.45. Перед тем, как сделать первый обезболивающий укол, держа переданный ему медсестрой 5-миллитровый шприц с 1-процентным раствором лидокаина в левой руке, еще раз спросил пациентку: «Начинаем операцию?» Она кивнула в знак согласия, и врач погрузил иглу в ткань рядом с правой миндалиной на расстоянии среза на игле. Всего было сделано 3 укола справа. Перед каждым — привычно аспирационная проба, и каждая из них была отрицательной.

Убедился в действии анестезии, – пациентка кивком головы ответила на вопрос врача, что ничего не чувствует. Правая миндалина была удалена удачно. Пациентка чувствовала себя нормально, показав это глазами на вопрос врача о самочувствии. Говорить она не могла – рот был открыт, но контактировала с врачом глазами. Все шло в штатном режиме.

Смерть пациентки

Ситуация резко изменилась в 10.05. Хирург проверил левую миндалину на чувствительность – пациентка глазами ответила ему, что ничего не чувствует. Сделав дугообразный надрез слизистой оболочки, он положил скальпель и увидел, что у пациентки закатились глаза, задергались лицевые мышцы и следом мышцы рук и ног… Больше пациентка в сознание не пришла.

Сразу же началась реанимация… хирургом А.К., кардиологом, реаниматологом было сделано все, как полагается по методике. Позже, на следствии, каждый из участников разыгравшейся в операционной трагедии даст подробные описания своих действий.

Крик материи, ворвавшейся в операционную, искусственное дыхание, склонившиеся над пациенткой люди в медицинской одежде, прослушивание сердечных тонов, вызов одной, другой скорой помощи, введение адреналина, 3-4 выстрела дефибриллятором… все оказалось тщетным. «После проведения реанимационных действий в 10.52, как показала врач скорой помощи, —  была зафиксирована смерть пациентки».

…Анечка лежала на кушетке в своих розовых носочках и сером костюме, равнодушная ко всему. Она уже не могла видеть того, что происходило после ее смерти.

…Как ее муж Костя, получив звонок, что его жена умерла, ворвался в ординаторскую, где хирург А.К. заполнял историю болезни пациентки, и жестко избил его. Физически крепкий, он пинал врача, бросив его на пол, потом, когда А.К. удалось вырваться, догнал в коридоре и продолжил бить его ногами…

Разъяренный, он бегал по больнице, проломил кулаком дверь, напал на старшую медсестру, избил и ее… Жутко кричали сотрудницы: «Остановитесь, остановитесь!» Остановила его только полиция, силой оттащив от врача. Который чудом остался после такого жив.

…Как врач, избитый, со страшной болью в голове, дооформлял историю болезни уже под охраной полицейских. Как он потом был доставлен в Бюро судебно-медицинской экспертизы на освидетельствование, а далее в приемный покой больницы имени Пирогова. Где после осмотра нейрохирургом и травматологом, ему был поставлен диагноз: ушиб головного мозга, кровоизлияние под оболочки мозга, после чего он две недели пролежал в больнице и месяц восстанавливался дома.

…Как мама Анечки в это же самое время кричала, что всех посадит… даже санитарок. Но все понимали – в ее дом пришло горе, и так оно из нее вырывалось наружу.

Спустя пять дней после смерти дочери она в срочном порядке уволилась из больницы и объявила врачу А.К. войну, которая длится по сей день.

Причина смерти: дырка от иглы на сосуде – была или нет?

Все дело в отверстии на сосуде, через которое, якобы, лидокаин попал в кровоток. И вызвал отравление организма, приведшее к смерти пациентки. Но несмотря на то, что отверстие эксперты не обнаружили, они предположили, что оно было; обвинение построено именно на этом утверждении экспертов…

Была или нет дырка от иглы — об этом теперь никто не узнает, если только не произвести эксгумацию тела. Произошла непоправимая трагедия – оборвалась жизнь молодой женщины. В истории ее смерти много подробностей. Но главное – отчего она умерла – так и осталось неясным…

Слишком хрупок и непредсказуем человеческий организм, чтобы однозначно (в данном случае) сказать, что пациентка умерла от попадания препарата в сосуд при проведении инфильтрационной анестезии. И от того, что нет точной картины произошедшего, есть другая пострадавшая сторона – врач А.К. Обвиненный, оговоренный.

Противоречия

Разбираясь в материалах дела, обнаружила несколько противоречий.

Итак, по мнению экспертов – судебных медиков и клинического фармаколога, смерть пациентки наступила в результате внутрисосудистого введения лидокаина при инфильтрационной анестезии, которую делают перед удалением небных миндалин. Ими же высказано мнение, что лидокаин поступил в артерию. Возможно ли это технически? Какие этому утверждению были обоснования?

Во-первых, доктору вменилось в вину, что он не провел аспирационные пробы, коли о них нет записи в истории болезни. Специалист же по этому поводу говорит следующее.

«Имеется четкий алгоритм действий: пробы обязательны! — Пояснила мне кандидат медицинских наук и заведующая лор-отделением одной из городских больниц, — все это описано в студенческих учебниках по хирургии. Фраза “инфильтрационная анестезия” у всех хирургов независимо от вида операции подразумевает аспирационную пробу”.

При этой пробе после введения иглы поршень шприца оттягивается назад, чтобы убедиться, что игла не попала в сосуд. В практической медицине существует ряд манипуляций, при которых эта проба выполняется всегда, но никогда отдельно не описывается в истории болезни или в амбулаторной карте. Например, внутривенная инъекция, пункция (прокол) гайморовой пазухи, пункция абсцесса, инфильтрационная анестезия.

Но предположим все-таки, что запись о пробе в истории болезни была сделана. Что бы тогда изменилось в заключении экспертов? Как были бы расценены концентрации лидокаина, обнаруженные в органах и тканях?

Все эти вопросы только о пробе наталкивают на мысль о серьезных логических противоречиях в заключении экспертов.

Во-вторых, в материалах приговора написано, что «сосуд, через который произошло попадание анестетика», экспертами обнаружен не был. И указана причина — «это технически невозможно, поскольку след от инъекционной иглы малого размера и зона исследования является труднодоступной». Но как же тогда врач-оториноларинголог работает в труднодоступной зоне? Это вещи взаимосвязанные.

Возможно, его, этот след, и не пытались найти?

Есть факт, что дефекты сосудов не были найдены, но все обвинение построено на недоказанном факте попадания иглы в сосуд. Как к этому отнестись?

В-третьих, в заключении указано, что «обнаружение лидокаина во всех объектах от трупа…, в том числе и в моче, свидетельствует о его выраженном распределении, что возможно лишь при попадании препарата в кровеносное русло.» (Стр. 43). Комиссия экспертов сказала свое слово. И хотя на суде были высказаны на этот счет другие мнения, во внимание они приняты не были. А зря.

По мнению доктора медицинских наук, профессора-фармаколога, утверждение, указанное в заключении, и на котором построено обвинение, не соответствует действительности. Далее в своем заключении от 23 декабря 2016 года на запрос адвоката обвиняемого фармаколог доказал, что выводы комиссии ошибочны и что лидокаин не попадал одноразово в сосудистое русло, а распределился в организме в соответствии со стандартными критериями фармакокинетики и в соответствии с кровообращением. Фармаколог с 40-летним стажем утверждал, что реакция нервной системы на препарат действительно необычная, ярко выраженная. Что смерть пациентки последовала от побочного действия лидокаина, ввиду индивидуальных особенностей ее организма. Так бывает. И для этого не обязательно попадание в сосуд…

К сожалению, суд критически отнесся к показаниям ученого и не принял их во внимание.

В-четвертых, не были приняты судом и выводы, сделанные специалистом высшей квалификационной категории, кандидатом медицинских наук, имеющим специальную подготовку по судебно-медицинской экспертизе и патологической анатомии. А именно?

После тщательного исследования медицинских документов он пришел к выводу, что недостатков и дефектов оказания медицинской помощи пациентке – не установлено. Более того, при судебно-медицинском исследовании не было обнаружено ни одного поврежденного сосуда, а в тканях не было обнаружено токсической дозы лидокаина. Более того, при определении причинно-следственной связи между дефектами оказания медицинской помощи и наступлением смерти комиссия экспертов использовала собственную методику, которая не утверждена и не является объективной. О чем сами эксперты указали в своем заключении (стр. 44).

В-пятых, качественным ли был лидокаин? Используемый препарат был произведен на одном из заводов Белоруссии, но в 2016 году выпуск лидокаина на этом заводе прекращен в связи с участившимися летальными исходами после его введения… Факт достоин внимания! На суде высказан был, но был проигнорирован. Не обратили на него внимание и эксперты.

Что произошло бы при попадании в артерию иглой?

Об этом суду подробно рассказал сам подсудимый.

Вот что: раствор препарата в шприце окрасился бы кровью и без аспирационной пробы, так как давление крови в артерии очень велико, а после извлечения иглы началось бы артериальное кровотечение — струя крови била бы на метр и больше. Вся операционная была бы в крови. Но ничего подобного во время проводимой операции не было. Этово-первых.

Во-вторых. Предположим, что попадание в артериальный сосуд случилось бы и произошло введение лидокаина. Но тогда не наступила бы анестезия, потому, что препарат молниеносно ушел бы от места введения. Чувствительность бы сохранилась и удалить правую миндалину, которую судебные патологоанатомы в экспертизе описывают, как имеющуюся, не было бы возможности. Нельзя было бы приблизиться и к левой миндалине… Боль у пациентки была бы невероятной, и операция была бы невозможна.

Эти доводы были приведены подсудимым во время судебного разбирательства, но суд их не принял во внимание. Как и мнения авторитетных специалистов, не входящих в официальную экспертную группу.

Напрашивается вывод: врача признали виновным бездоказательно; доказательство как таковое не было получено. Не было обнаружено поврежденного сосуда. Не были приняты во внимание косвенные признаки того, что дефекта работы врача не установлено.

Отверженный

Суд признал врача А.К. виновным в совершении несодеянного на основании заключения экспертов. Свою вину А.К. не признал. Вина врача была объявлена, но фактически не доказана. Кстати, один из экспертов, настаивавший на формулировке о нарушении техники операции, сам в то время находился под следствием по делу о взятке. О чем было написано в «Маленькой Сызрани» 30 мая 2016 года.

Суд назначил А.К. три наказания, в том числе его на два года лишили права заниматься врачебной деятельностью. Ему ограничили свободу и приговорили заплатить деньги в пользу пострадавших – мамы погибшей, той самой, которую Анечка держала за руку и со слезами на глазах умоляла не делать ей операции. Мужу Косте, который жестоко избил хирурга и старшую медсестру…

* Фамилии участников этой трагедии не указаны, поскольку судебные разбирательства не завершены.

  Татьяна Константинова




Комментарии закрыты

  • kiska #1 15.04.2017 17:12
    Прохожий 1 Сообщение

    О какой непредвзятости суда можно говорить, если судья во время заседания обменивается записками с адвокатом потерпевшей стороны, а на чтении приговора муж встал и ушел с половины заседания-он уже все знал и был счастлив!

  • Ирина #2 14.04.2017 19:27
    Прохожий 1 Сообщение

    Доктор наказан. Два года пациенты не получат квалифицированную помощь Оториноларинголога с большой буквы. А люди, которых настигла такая беда, мстят и им кажется сегодня, что это единственно возможный способ успокоить себя. Все наоборот: не будет покоя, нельзя все делать в «запале». Не будет уже Анечка, но есть Ее дочка. Она должна вырасти добрым, отзывчивым человеком и знать, что только добро в ответ несет добро. И никому не станет легче после страшной мести. И Господь все видит и слышит… Очень хочется, чтобы ради дочки и внучки папа и бабушка сделали достойные шаги в жизни. Будьте здоровы. Будьте сильными и справедливыми в первую очередь к себе

  • Наталья #3 14.04.2017 05:43
    Прохожий 1 Сообщение

    Лидокаин является вводителем ритма и применяется в кардиологии.
    У многих он останавливает сердце.
    Нельзя при артериоеальной гипотензии и чуперчуствительности к препарату.

  • Елена #4 14.04.2017 00:09
    Прохожий 1 Сообщение

    Прочитала статью и осталась в недоумении…..Почему обвинили врача с такими противоречивыми и сомнительными заключениями судебно — медицинскими экспертизами ??? Что значит «обнаружение лидокаина во всех объектах от трупа» и«сосуд, через который произошло попадание анестетика», экспертами обнаружен не был.???? Это как ? Каким образом??? Как то сразу возникает вопрос о квалификации людей выносивших приговор. Или здесь имеет место другая, всем известная причина, вынесения приговора врачу.

  • Светлана #5 13.04.2017 23:29
    Прохожий 1 Сообщение

    Я 9лет назад потеряла мужа…. Он своими ногами пришёл в больницу с травмой головы,но после операции так и не пришёл в сознание… Это страшно и больно,когда уходит навсегда совсем молодой человек… Тогда мне задавали вопрос-А ты не думаешь,что врачи сделали что-то не так? Я отвечала,что не хочу даже думать об этом… Ведь эти люди спасают жизни других… И как бы мне ни было больно потерять любимого человека,мне даже мысль не пришла мстить и ломать жизнь врачей… А вот в этой истории- ведь мама сама привела дочь на операцию,подразумевая, что А.К. опытный врач и обязательно поможет! Так зачем же так мстить???? Ведь всем очевидно,что это роковая случайность!!! Сложно говорить о не подкупности нашего Правосудия…. Остаётся только надеяться,что областной суд посмотрит на эту печальную историю попристальней и увидет представленные факты…

  • Юрий #6 13.04.2017 21:17
    Прохожий 1 Сообщение

    Виновата клиника и мать, работающая в этой клинике руководителем, тк лидокаином работали в прошлом веке. Деньги берегут, а людей нет. Уберите лидокаин из клиник и тысячи жизней и судеб сохраните. Уберите хотя бы из своих клиник. Не берите грех на душу.
    И еще о приговоре продажном. А если и попал в сосуд это не является врачебной ошибкой. Аспирационная проба может быть отрицательная даже когда игла в сосуде. Но скрасить свое горе чужим несчастьем даже незаслуженным- любимый российский спорт. Мать, как руководитель этой кпиники, перевела вину руководства на доктора.

  • Елена #7 12.04.2017 20:55
    Прохожий 1 Сообщение

    Я долго искала доктора от Бога, который помог бы мне в моём заболевании, я никогда не страдала заболеванием горла, у меня не пропадал голос. Но 15 лет назад случилось несчастье, вдруг у меня стал рваться голос, мне трудно было говорить, он просто скрипел, особенно утром. У меня не болело горло, но я страдала, особенно осенью и зимой долгое время. За 15 лет моих страданий я обращалась к разным врачам, лечилась сама всем, что мне предлагали, по газетам, журналам. Мало, что помогало и ненадолго. Я долго искала доктора, спрашивала у всех, кто мог бы мне помочь. И какое чудо! Такой доктор есть-Великанов Александр Константинович, он врач от Бога, именно он помог мне.
    Это было год начал, в 2016 году. Когда я пришла к доктору первый раз, стала показывать назначения врачей, Александр Константинович взглянул на последнее назначение и сказал: все уберите. Он не осудил другого доктора, настолько мудро поступил, не унизил, чтобы я не смутилась. Но я поняла, что то лечение было не для меня. И сразу стал смотреть меня. Он определил моё заболевание. Посмотрев меня, он легким быстрым движением своих рук уверенно приступил к лечению. Доктор настолько быстро все делал, что его руки, работая, играли. И только сейчас я поняла, что он уверенно знал, что он мне поможет. И помог. Освободил горло, я почувствовала в своём горле свободу, это как огромный большой зал, я легко стала дышать, мне ничего не мешало. Я как будто воскресла, я радовалась, мне так было легко, я летала, я могла громко петь, читать, разговаривать, я слышала свой голос, он стал чистый, звонкий, никаких помех.
    Прошёл год, и я должна была показаться врачу. Звоню в клинику, это была пятница 24 марта, мне ответили с паузой, я насторожилась. Мне ответили, что доктор Великанов работает последний день. Я зарыдала, что никогда не смогу к нему попасть на приём. При одном воспоминании, я плачу. Я целый год чувствовала себя хорошо. Он вернул меня к жизни, поднял настроение. И нужно было ещё повторить лечение.
    Я не знала, что мне делать. Спросила, есть ли ещё доктор, к кому бы пойти. Мне ответили: ,,Да». Я записалась на приём к доктору Барышевской Людмиле Андреевне, но была в смятении. Моя дочь (врач стоматолог), которой он вовремя помог с гайморитом в Клинической больнице сказала, раз они вместе работали, значит методика у них почти одинакова, не задумываясь, иди к доктору Барышевской Людмиле Андреевне. И я обратилась к доктору и нахожусь у неё на лечении.
    Это было давно, 20 лет назад, доктор Великанов помог моей дочери в Клинической больнице. Дочери было плохо, она была последние дни беременности и пошла в Клиническую больницу, не зная к кому обратиться, она задыхалась, и в это время вышел доктор Великанов. Он, увидев её в коридоре, без документов быстро завёл в кабинет, помог ей, у неё был гайморит. Её никто не увидел и не услышал в таком состоянии, а человеком Бога увидел. Доктор видел и чувствовал боли других и не приходил мимо. У доктора Александра Константиновича есть такое чувство, которое даётся свыше, он не мог пройти мимо больного.
    Два года назад моя дочь услышала на работе разговор о Великанове Александре Константиновиче ю, она вспомнила, что именно он, а никто другой, помог ей в трудную минуту. Но теперь, сказали, что он временно не работает. И мы стали везде искать доктора.
    Доктор помог моим обеим внучкам, одной с гландами, а другой с носоглоткой. В другой клинике внучке сказали, что нужно срочно делать операцию, а Александр Константинович отменил операцию, сказал, что обойдёмся без операции — и помог ей. Это не пустые слова: доктор помог реально. Он видит, чувствует заболевания больных, таких врачей мало, он помог всем, он грамотный доктор, у него точная диагностика. У него дар от Бога, как в врача хирурга св. Луки Войно-Ясенцкого, которого за его ум, сердце, добро а, безвозмездное лечение, операции уничтожали, но не уничтожили.
    Нам бы очень хотелось, чтобы доктор работал, нёс людям любовь, добро, тепло своих рук, пусть доктор ра думает, что его забыли, его благодарные пациенты помнят его. Доктор не одинок. И пусть в сердце его светит луч солнца, который даст ему свет и тепло, что Александр Константинович воспрянул духом.
    Я, мои дети и внуки желаем доктору набраться терпения, здоровья, быть мужественным и долго, долго жить, помогать своим знанием людям, дарить им своё тепло, любовь, доброта и оказывать помощь.
    Также желаем всем сотрудникам поликлиники ,, Медицина » мира, благополучия, доброго здоровья, счастья, сплоченности, многих лет жизни, пусть ничего не омрачает ваши сердца.
    Благодаря пациентка Е. К.

    12.04.2017 год

  • Татьяна #8 12.04.2017 16:44
    Прохожий 1 Сообщение

    Читая эту статью я вновь и вновь переживаю весь ужас произошедшего , в один миг изменившего жизнь многих людей!!! А, ГЛАВНОЕ, лишивший жизни дочку моей коллеги и ВРАЧА (именно с большой буквы) ,жизнь которого без своих пациентов, коллег-медиков, без возможности трудиться,работать! О моральной стороне вопроса …Поддерживали как могли, суд обвинил не разобравшись во всех сторонах дела.. думается — предвзято, хочется верить в объективность нашей Фемиды! В неподкупную, высшую справедливость суда…Но реалии абсолютно другие.

  • Светлана #9 12.04.2017 16:36
    Прохожий 1 Сообщение

    Прочла статью. Сказать,что шокирована, значит ничего не сказать. К сожалению врачи бесправны и ничем, никем не защищены. Даже если ты проведешь блестящую операцию, а пациент погибнет от неадекватной реакции организма на препарат, обвинят тебя. В медицине,к сожалению, как в торговле -клиент всегда прав. Поражает в этой истории отношение коллег-уважаемый врач в мгновение стал виновным. Разум родственников затмило горе, или это жажда крови, чтобы оправдать себя?